Русский блоGнот

Wednesday, July 03, 2019

Tuesday, July 02, 2019

О Сладость Дней Минувших
*архивы *воспоминания *письма
Проза Бокова
Статьи Заметки Отзывы Дневниковое (жж)
Качели судьбы. Альманах самиздата Москва, 1974
Imago Spirito Фотовыставка
Н о в о с т и N e w s
Si vous parlez français or English und auch Deutsch

Гости дорогие

Monday, July 01, 2019

на бумажной основе

"Новый Журнал" "Мосты" "Крещатик" «Зеркало»  Штучки и штукенции

Sunday, June 17, 2018

Сквозь сон французской интеллигенции / du livre de Françoise Thom



Франсуаза Том представляла свою книгу «Понимать путинизм». Уже то хорошо, что она не сводит нынешний режим к одному персонажу, видит в нем всего лишь главаря властно-преступной группировки, атамана. Исходная посылка ее анализа – карательная практика 30-х годов, когда кагебе (энкаведе) использовал уголовников в концлагерях для угнетания политических заключенных. Коммунисты называли уголовников «социально близкими» – и такими считали.   
Несмотря на особенности тоталитарного общества, в его описании французской исследовательницей (она преподает в университете Сорбонна-Нантер), в филигране проступают черты французского, стало быть, вообще западного, демократического.  Приемы владения властью одними людьми над другими имеют сходство.   
Ибо люди суть люди. Они всюду едят, например, но тут они пользуются ножом и вилкой, а там с шумом разгрызают и высасывают мозговую кость. В этом не «что», а «как» – дистанция в сотни лет (воспитания, упражнений в дисциплине и праве).
Или работа, скажем, полиции. В России она дополняет свою зарплату поборами и взятками. Пойманный преступник имеет шанс откупиться. Избежать наказания.
Французский полицейский за гангстером – знаю случаи – не побежит, довольствуясь своей зарплатой. Он может не испытывать особого полицейского призвания. Тогда ему удобнее старушка за рулем, забывшая надеть ремень безопасности, чем мотоциклист, промчавшийся по городу на бешеной скорости. Полицейский штрафует ее. А разыскивать номер лихача на регистраторе и возиться со всем этим ему скучно. Там и тут полиция не делает своей работы, но по-разному.
Или вот торговец. В России он может продавать и даже производить тухляк, стремясь к наживе. Во Франции ради того же он уменьшает вес продукта и увеличивает размер упаковки. Он тоже обманывает, но иначе, не рискуя жизнью и здоровьем покупателя. Тем более, что государство (в лице депутатов-капиталистов) пошло ему навстречу и отменило стандарты расфасовки (вместо 100 и 200 граммов теперь могут быть 87 и 191).
Человек всюду человек, и он «мерило всех вещей».
Он обсуждает свои дела и жизнь, у него есть для этого возможности. Например, газета. Была, впрочем, но еще есть немножко. Лет двадцать уже, как прибавился интернет.
Опубликованное влияет на умы и настроение. На доверие к власти. И там – и тут власть хочет это контролировать. В дикой северной стране журналистов убивали и калечили, и тем привели к общему заменителю. Так действовала банда. Ее можно назвать и группой, чтобы не было страшно.
Во Франции финансово-промышленные группы скупили газеты и наняли пишущих. Газета превратилась в газетку, а потом и в газетенку, пока не стала бесплатным грязным листком, который сквозняк тащит по платформе метро.
Поэт Бродский описывал эту разницу поэтичнее, – кровь или льют, или сосут. Удобнее жить при втором варианте. Собственно, тогда только и удается жить.
~
Непосредственные впечатления – как соус к блюду.
Свою новую книгу Франсуаза Том представляла не в зале Сьянс По, знаменитого Института Политических Наук, а в кафе, где зальчик снимается на два часа путем заказывания чего-нибудь, кофейка иль напитка. Как видим, политическая мысль Франции отодвинута в «самиздат». Если не в квартирник, то в кофейник. Книгу выпустило издательство «Декле и Брувер», обычно издающее религиозную литературу! Хорошо бы узнать и тираж, но как? Хватит ли экземпляров интересующимся будущим свободы – и не только в России, конечно, но и во Франции, – или тираж сделан «для сохранения лица»?
Встречу организовал «суваринский кружок», университетский, возникший когда-то вокруг Бориса Суварина (Лифшица, †1984), одного из организаторов французской компартии, потом отстраненного Москвой. И прозревшего. И написавшего первую биографию Джугашвили (Сталина) без прикрас.
Заседание созывается по приглашению, приватно. Человек сорок нас собралось. Лишь один был студенчески-аспирантского вида. Человек десять – между сорока и пятидесятью годами. Остальные – почтенного вида и просто старцы. Двое стали заметно кимарить, посапывать подозрительно; один из них – мой сосед, по имени Филипп, – захрапел, да так, что пришлось ему дунуть в ухо.
Животрепещущести в воздухе не было. Пришли по привычке: поставить галочку присутствия, встретить знакомых; тот прикупил, предположим, квартирку, а у этого статейку перевели на португальский. Заострить темы вопросами не получалось. Да и попыток было всего две (и то моих). Ведущий вовремя и ловко придавал им округлость и передавал слово – все дальше и дальше, все ближе к концу заседания. Слово взял и проспавший полвечера Филипп – каков нахал! – чтобы промычать пустяки, занять время, отметиться.
Сон французской интеллигенции. Дряблость. Эпизод «академической жизни», угасающий интерес. Завершение карьеры и жизни.
Конец ленинской «идеологии борьбы классов по Марксу». А его теория «войны как ускорителя революции»?
Психология идеологов партии, говорит Ф. Том, уступила место психологии мафии, где «пахан» – глава группировки, живущей «по понятиям». Свои правила, которые группа стремится распространить на весь мир.
Их представление о мире не может быть «прагматичным», то есть цинично-реалистичным, поскольку их подход не учитывает фактора свободы, от которого прямо зависят западные политики, – от общественного мнения. В России как раз оно и не имеет веса. Поэтому путинская клика не предвидела такой простой вещи, как метаморфоза Трампа: «их кандидат», заподозренный в связях с кагебе, должен был занять антирусскую позицию, чтобы тем самым отвести от себя подозрения! В Москве казалось, что американский президент, будучи избран, может вести себя подобно русскому несменяемому вечному!
Дипломатия России в этом контексте перестала существовать: игра прекратилась, она невозможна при открытых силовых декларациях Московии, когда Путин показывает по ТВ ракетную атаку на Флориду. И это после того, как Америка реально уничтожила русских наемников в Сирии!
Военные угрозы Московии всегда высказывались (и осуществлялись) в отношении соседей. В 2008 году она угрожала Польше применением атомного оружия в ответ на размещение ракет Нато на польской территории. (Позднее угроза вылилась в уничтожение самолета президента и его чиновников). Чечня, Грузия, Украина... Московия сейчас единственная воюющая страна Европы.
Она хочет заставить мир жить «по правилам». И уже начало было получаться: и там, и тут утин опаздывает, и его ждут. Даже английская королева! И даже к ней опоздал! И вот ждать его перестали вообще, поскольку больше не приглашают. На встречу к Макрону он пришел точно, но это уже не имело значения. Макрон даже поехал в Санкт-Петербург на экономический форум тщеславия и привез оттуда анекдот. Вот он, современный городской фольклор.
«Макрону захотелось узнать что-нибудь о местной гастрономии. Он и спрашивает прохожего на улице:
– Расскажите мне, сильвупле, о русской кухне. Что вы едите? Мясо?
– Нет.
– Ну, тогда рыбу?
– Нет.
– Вы вегетарианец?
– Нет, я пенсионер».
Война против Украины, политические убийства... Нужно ли смотреть в ту сторону? Как увязать эти тревожные аспекты, коим политология не уделяет много места, чтобы не терять слушателей и клиентов, со встречами Г7 и шумными форумами, с футбольным чемпионатом? Или связи нет и «научно» обобщить не удастся, а есть лишь индивидуальная судьба?

Saturday, April 14, 2018

ФЕНИКС И СФИНКС


   Феникс сам себе и крематорий, и акушер,
а сфинкс – изобретатель кроссворда,
интеллигентно сказать – крестословицы.
   Монтень уточняет, кстати, что из пепла феникса
возникает сначала червь, а уж потом новый экземпляр птицы.  
  Феникс – мечта человека и, как видим из истории,
некоторое провидение,
осуществляемое спустя века и тысячелетия.
   Феникс и Сфинкс.
   Эрос и Теос.
   В Эросе что-то от Феникса, а Сфинкс у Теоса – амбассадор.  

ГЕНЕЗИС


   Сначала ничего.
   Потом некоторые понятия, правила: то с тем, а это отдельно.
   К голове хвост не сразу, а через тело, и постепенно.
   Не нужно рывками, а строчка за строчкой, глава за главой, заглавными буквами, точками, запятыми, кавычками, все чин чином.
   Иногда кавычки вредны, допустим, ироничны, а иногда спасительны, – не я, не я, это они, они.
   И вот всё ясно. Определился.
   Остепенился. Налил стакан воды, откашлялся. Поднял глаза, улыбнулся и легко, просто, отчетливо, как-то мягко и доверительно, чувствуя, как из глубины понимается волнение и ощущенье уместности, больше того, ответственности за каждое слово, за каждое понятие, за самый смысл, не поддающийся жесткой схеме, но продуманный, не раз выверенный строго логически, наконец, востребованный.

РИМСКАЯ ФИГА И ТРЕТИЙ РИМ


«Уже Овидий сообщал о знаменитом жесте, именуемом фига [fica], призванном защитить от дурного глаза; чтобы его сделать, кончик большого пальца помещался между указательным и средним пальцами. Римские фаллические амулеты сие иллюстрируют». (Maurice Olender)
------
Интересно, что этому жесту Сталин присвоил геополитическое значение: с его помощью он объяснил Черчиллю и Рузвельту свою позицию, когда они коснулись в Ялте больного вопроса о независимости Польши и других стран после войны. Мало того, эпизод с фигой Сталина вошел в курс лекций для курсантов спецшкол (ролик вывешен в интернете).
 ------
«Наши антиквары продолжали трудиться, отыскивая реминисценции о вечном фаллосе с его бесчисленными одежками. /.../ Для этих эрудитов, новая парадигма есть неизбежное взаимодействие Теоса и Эроса, ключ к пониманию сущности и развития религии». (Maurice Olender)

Thursday, March 29, 2018

† Les morts de Kémérovo (la Sibérie occidentale)


(d’après une révision partielle de l’internet russe sur le sinistre du 25/03/2018)
     Un transporteur de sacs pour les cadavres fait ses calculs: 170 sacs ont été utilisés... ensuite, 20 autres... passée une commande pour encore 80... ( https://youtu.be/9MUc1-aT2kk ) La BBC a vu seulement les listes des 64 noms de personnes identifiées accrochées au mur...
     Une autre estimation: les autocars venus avec les enfants pour la séance fatale du cinéma (quand la salle restait fermée à clé et les gens ont brûlé vifs): 4 + 2, 40 par véhicule; on peut supposer, 240 personnes. Encore un chiffre: au moment de l'incendie, se trouvaient dans le centre commercial 1500 personnes environ; les pompiers ont sorti 700 personnes; des 800 autres, les uns ont réussi eux même à sortir et les autres ont péri.
*
     La liste de personnes mortes identifiées prolonge très rapidement : un père de famille, Vostrikov, pleure dans une vidéo la disparition de sa femme et de ses trois enfants ; une femme réclame, dans une autre vidéo, sa belle-fille disparue avec ses trois enfants, une école aux alentours de Kémérovo constate la disparition d’une classe entière… donc 38 personnes déjà, ce qui monte le nombre des victimes à 102… Ainsi le chiffre avancé de 400 morts ne parait pas du tout hasardeux.
*
     Enfin, un médecin de l’hôpital de Kémérovo annonce devant les cameras qu'il a établi 350 certificats de décès dont 70 pourcent sont des enfants de 2 à 9 ans (c’était une séance des dessins animés). Il faudrait y ajouter ceux dont les corps étaient consumés par les flammes.
*
     Une source au Ministère des Situations Extrêmes a confirmé qu’on exigeait, à Kémérovo, un « engagement de non divulgation » [de l’information] de la part des parents de victimes.
Auparavant, un habitant de Kémérovo, demandant de garder son anonymat, informait la radio « Écho de Moscou » que les parents des enfants décédés dans le sinistre, n’étaient pas admis à la reconnaissance des corps sans un accord préalable de signer un « engagement de non divulgation ».
ϾϿ
L'OMERTA est un vocable sicilien propre au champ lexical de la mafia.
LA LOI DU SILENCE est la règle tacite, imposée par les mafieux dans le cadre de leurs affaires criminelles.
L’ENGAGEMENT DE NON-DIVULGATION est le terme soviétique pour tout ça. Disparu dans l’écroulement de l’empire totalitaire soviétique, il vient de réapparaitre à Kémérovo, pour obliger les gens de se taire sur l’ampleur du sinistre.